Другие журналы

научное издание МГТУ им. Н.Э. Баумана

НАУКА и ОБРАЗОВАНИЕ

Издатель ФГБОУ ВПО "МГТУ им. Н.Э. Баумана". Эл № ФС 77 - 48211.  ISSN 1994-0408

Инженер в «болонье»

#2 декабрь 2003

19 июня 1999 года в городе Болонья представители 29 государств Европы подписали декларацию с заглавием «ЗОНА ЕВРОПЕЙСКОГО ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ». Документ маловразумительный, как и все вышедшее из недр нарождающегося бюрократического монстра – общеевропейской администрации. Но при всей декларативности данного документа, «процесс пошел» и, в идеальном случае, к 2010 году образуется так называемое «общеевропейское образовательное пространство» или «Европа знаний».

Если отбросить словесную шелуху, то при подготовке декларации преследовались две вполне прагматические цели.

  1. На пространстве от Нордкапа до Сицилии и от Бреста до Бреста рождается новая сверхдержава – Объединенная Европа. Уже есть общая граница, валюта и парламент. Быстро нивелируются различия в экономическом развитии и уровне политической культуры. Возникает реальный общеевропейский рынок труда. И неизбежное следствие этих интеграционных процессов – общеевропейская унификация высшего образования. Очень важно, что при всем различии культуры, языка, исторических традиций, жители Западной Европы всегда осознавали единство западноевропейской христианской культуры и истории, и как следствие этого, существующие сегодня в странах Европы различия систем образования не существенны и не принципиальны. В западноевропейском университете (Геттинген, Прага, Лувен и др.) уже в XVI веке считалось нормальным, когда студиозус сам определял, какие науки и у какого профессора он будет изучать - картина немыслимая для большинства российских ВУЗов и в ХXI веке!
  2. Вторая не менее важная цель этой декларации заключается в том, что, во второй половине XX века, сфера услуг по обучению иностранных студентов стала высокорентабельным бизнесом. По различным оценкам, мировой лидер в этой сфере бизнеса – США получает от иностранных студентов более 11 млрд. долларов год. Европа, бывшая на протяжении нескольких веков общемировым центром образования, в конце XX века значительно отстала от США по объемам предоставляемых образовательных услуг, и создание единого европейского образовательного пространства призвано повысить привлекательность западноевропейской системы высшего образования для иностранных студентов.

    При этом в очередной раз возникает извечный российский вопрос: «А как же мы?». Дискуссия по вопросу вхождения России в «Европу знаний» ведется уже достаточно давно. В большинстве публикаций и выступлений высказывается безоговорочная поддержка вхождению России в «Европу знаний». Так господин Логунов из РГГУ на страницах «Русского журнала» с восторгом описывает, как шоколадно будет жить российским студентам и преподавателям, когда российское высшее образование «оденется в болонью» и уже через 6 лет российский студент сам будет определять чему и у кого учиться. И как пишет г-н Логунов: «Может быть, ваш выбор будет не продуктивным, и вы совершите ошибку. Но никакой трагедии в этом нет, потому что в следующем году вы возьмете тот курс, который вам будет нужен!». Господин Шишлов с трибуны Государственной Думы торопит – «скорее в Европу знаний, а то опоздаем, не учтут наш опыт и наши интересы!». Очень похожее на то, что происходит в Европе сейчас, происходило после объединения германских королевств и княжеств в империю после 1870 года. Сначала общая граница и правительство, потом общая валюта, общая экономика и рынок труда и затем общегерманская реформа образования. Обратите внимание, и в том и в другом случае - сначала общее экономическое и политическое пространство при едином рынке рабочей силы, а уже затем единая система образования. Перефразируя вопрос М. Жванецкого, обращаемся к господину Шишлову: «Если мы так торопимся интегрироваться в Единую Европу, может быть не с «консерватории» надо начинать?».

    Звучат в публикациях и критические высказывания. В основном обсуждается несоответствие нашей одноступенчатой системы «5 лет – специалист», и вводящейся в Европе, двухступенчатой системы «3 года - бакалавр + 3 года - магистр», звучат призывы сохранить «великое наследие и традиции».

    Но в большинстве публикаций упускается из вида, что «болонская декларация» - это не только и столько унификация сроков обучения и дипломов, но, в первую очередь, внедрение в общеевропейскую систему образования двух новых базовых понятий: модульный подход к образованию и кредиты. А это, применительно к России, коренная ломка всей системы образования. Модульная система означает отказ от предметного преподавания и введение расширенных образовательных программ, в которых дисциплинарные границы расширены и рассматриваются совсем иначе, чем в традиционных формах. Кредиты это вспомогательный инструмент, система критериев поэтапного продвижения к усвоению образовательной программы в целом. Применительно к инженерному образованию, это может выглядеть, например, так: «Образовательный модуль «Проектирование крыла ЛА» включающий в себя необходимые для этого элементы материаловедения, сопромата, аэродинамики, гидравлики и др. При этом студент часть этого единого для всех профильных ВУЗов модуля изучил и получил необходимое количество кредитов в Казанском авиационном институте, часть в МАИ, а часть где-нибудь в Геттингене или Париже. Перед глазами сразу встает ночной кошмар начальников всяческих «отделов»: из какого-нибудь Манчестерского университета приезжает в Москву студент прослушать курс проектирования ракетных двигателей в Бауманке и боеголовок в МИФИ.

    Фантастика? Да, но «Аннушка уже пролила масло», министр образования РФ г-н Филипов поставил свою подпись под Болонской декларацией. Не углубляясь в рассуждения о том, когда и с какими потерями российское образование реально, а не в отчетах чиновников от образования, интегрируется в «Европу знаний», попробуем вначале ответить на вопрос: «А нужно ли вообще российскому образованию участвовать в «болонском процессе» в полном объеме?». Для этого рассмотрим все известные нам аргументы за вступление России в единую образовательную Европу:

    -Аргумент первый, политический: «Вступление России в «Европу знаний» это еще один шаг в направлении интеграции Россия – ЕС». Интеграция предполагает встречное движение участников интеграции, а для предполагаемого развития событий больше подходит определение «поглощение» российского образования западноевропейским. Да и сама необходимость какой-либо политической интеграции не очевидна сегодня для обеих сторон и больше напоминает сказочный сюжет о том, как большой медведь захотел «подселиться» в маленький и аккуратный европейский теремок.

    -Аргумент второй, иммиграционный: «Наши выпускники смогут работать в Европе на равных правах с европейцами». Уважаемые коллеги, не извольте беспокоиться! Если завтра АвтоВАЗ подпишет соответствующую декларацию и вступит в Европейскую Ассоциацию Автопроизводителей, то это еще не означает, что послезавтра «Жигули» заполонят улицы Европы. С другой стороны, Индия пока не торопится входить в «Европу знаний», что, однако, не мешает легиону индийских программистов работать в Европе. Безусловно, провести конвертацию российских дипломов в «евро» жизненно необходимо, но для этого представляется достаточным подписать двухстороннее соглашение Россия – ЕС, провести взаимную аккредитацию высших учебных заведений и выдавать выпускникам дипломы и приложения к ним на двух языках (как в водительских правах) с пересчетом объемов курсов и оценок на европейские кредиты.

    -Аргумент третий, миграционный: «Наши студенты в процессе обучения смогут свободно мигрировать как внутри страны, так и по всей Европе». Для свободной миграции студентов и преподавателей даже внутри России сегодня нет никаких экономических предпосылок и, к сожалению, в ближайшее время не предвидится. Кроме того, существующий уровень лингвистической подготовки подавляющего большинства наших студентов и преподавателей таков, что говорить об их свободной миграции в Европе в обозримом будущем не приходится.

    -Аргумент четвертый, экономический: «Интегрируясь в «Европу знаний» мы делаем более привлекательным платное обучение в России иностранных студентов». Не совсем понятно пока, за счет чего унифицированное образование в Копенгагене на датском или в Праге на чешском станет более привлекательным для иностранных студентов, чем обучение в США на ставшем де-факто общемировом английском языке? И уж совсем непонятно, за счет чего повысится привлекательность образования в России, если мы предложим на рынке образовательных услуг то же что и Европа, но «пожиже», за счет отсутствия национальных традиций такой системы образования и более слабой материальной базы. Более того, появляется шанс сделать прорыв на рынке образовательных услуг, усовершенствовав нашу национальную систему образования, как более близкую и понятную для стран третьего мира на фоне неизбежных, пусть даже временных, осложнений при переходе Европы на унифицированную систему.

    Других, сколько-нибудь серьезных аргументов «за» пока никто не предложил, и кратко отношение России к «болонскому процессу» можно сформулировать так: «не можем, не понятно зачем, но очень хочется!». В середине 60-х годов у нас в стране как чума распространилась мода на плащи из синтетической ткани, названные в народе почему-то «болонья». Иметь и носить такие плащи, было очень модно и престижно. Но очень скоро выяснилось, что такой плащ не греет, не пропускает воздух, быстро рвется, да и цвета не балуют разнообразием - черный, серый да темно-синий. И мода на «болонью» также быстро прошла.


Тематические рубрики:
Поделиться:
 
ПОИСК
 
elibrary crossref ulrichsweb neicon rusycon
 
ЮБИЛЕИ
ФОТОРЕПОРТАЖИ
 
СОБЫТИЯ
 
НОВОСТНАЯ ЛЕНТА



Авторы
Пресс-релизы
Библиотека
Конференции
Выставки
О проекте
Rambler's Top100
Телефон: +7 (915) 336-07-65 (строго: среда; пятница c 11-00 до 17-00)
  RSS
© 2003-2017 «Наука и образование»
Перепечатка материалов журнала без согласования с редакцией запрещена
 Тел.: +7 (915) 336-07-65 (строго: среда; пятница c 11-00 до 17-00)