Другие журналы

научное издание МГТУ им. Н.Э. Баумана

НАУКА и ОБРАЗОВАНИЕ

Издатель ФГБОУ ВПО "МГТУ им. Н.Э. Баумана". Эл № ФС 77 - 48211.  ISSN 1994-0408

77-30569/332077 О возможности использования наночастиц меди для повышения долговечности отпаянного СО2-лазера

# 02, февраль 2012
Файл статьи: Горбунов_P.pdf (252.57Кб)
авторы: Горбунов А. К., Жданов С. М., Пчелинцева Н. И.

УДК 339.621

КФ МГТУ им. Н.Э. Баумана

kf_mgtu_fiz@mail.ru

s_m_zhdanov@lenta.ru

n.pchelintseva@rambler.ru

Введение

В настоящее время газовые лазеры получили широкое применение в различных областях науки и техники. Сфера их применения постоянно растет. Исследования различных авторов показывают, что ухудшение параметров, снижение срока службы газовых лазеров связано как с падением общего давления газовой среды, так и с изменением парциальных давлений отдельных газовых компонент и их соотношений.

Особый практический интерес представляют СО2-лазеры. В частности, внимание многих разработчиков привлекли лазеры с газовой средой, представляющей смесь с соотношением компонентов CO2:N2:Xe:He = 1:1:0,5:4. Накачка такого типа лазеров осуществляется тлеющим разрядом. Общее давление газа наполнителя составляет 0,2…13,3 кПа. Плотность разрядного тока – 1…10 мА/см2 [1]. В качестве основы материала электродов могут использоваться никель, цирконий, платина и другие [2]. Однако при эксплуатации электродов в химически активных средах они интенсивно распыляются [3]. Кроме того, из-за диссоциации СО2 на СО и О2 наблюдается снижение его концентрации, что приводит к падению мощности СО2-лазера. Наибольшие успехи были достигнуты при использовании платиновых электродов [4]. Дальнейшему прогрессу в увеличении срока службы активных элементов отпаянных СО2-лазеров способствовало предложение А.П. Коржавого новых материалов для электродов типа внутренне окисленных платино-медных сплавов (ПлМ-2) с содержанием меди в объеме платины 20 % и многослойных систем ZrO2-Zr-сталь-медь-закись меди, а также катодных узлов на их основе с регенераторами Fe2O3+Fe и Cu+Cu2O, изготовленными методами порошковой металлургии [6]. Недостаток таких катодных узлов СО2-лазеров – низкая вибро-ударопрочность. Применение многослойных пленочных композиций дает возможность создать перспективные более надежные конструкции и разработать технические приемы их реализации [1].

Основные процессы, протекающие в отпаянном СО2-лазере

В наземных, технологических лазерных установках эта проблема решается весьма просто: осуществляется постоянная прокачка через газоразрядную трубку смеси заданного состава. Прокачные лазеры работают стабильно десятки тысяч часов.

Обеспечить же такой срок службы в мобильных (бортовых) лазерных установках с отпаянными СО2-лазерами весьма затруднительно. Это связано с тем, что в течение десятка часов работы отпаянного прибора состав смеси резко изменяется, и он прекращает работу.

К настоящему времени установлено, что при возбуждении разряда, после работы в течение примерно 2 с, концентрация СО2 в газовой смеси СО2-N2-He уменьшается в разы по сравнению с исходной. Затем, в течение 10…20 мин. горения разряда парциальное давление СО2 в смеси возрастает, после чего снова убывает. Наблюдаемый рост концентрации СО2 в течение нескольких десятков минут связывают с окислением СО на стенках и электродах, а дальнейшее уменьшение концентрации СО2 – с уходом кислорода из зоны тлеющего разряда на те же стенки и электроды.

В отпаянных СО2-лазерах состав смеси непрерывно изменяется в процессе всего срока его службы. Это обусловлено тем, как было отмечено, диссоциацией СО2 в разряде, а также поглощением продуктов диссоциации двуокиси углерода – СО и О2 оболочкой прибора и электродами. Причем при использовании платиновых электродов при определенной температуре удается в течение нескольких сотен часов поддерживать необходимые равновесные давления компонентов смеси. Это связывают с каталитическими свойствами платиновой поверхности. Платина является хорошим  катализатором в реакции СО+О→СО2, происходящей на ее поверхности, что позволило получить отпаянный лазер со сроком службы около 3 тыс. ч [6-7]. Независимо от того, по какому механизму идет процесс образования СО2 (то ли по реакции СО-+ОН, то ли по механизму СО+О), такая долговечность отпаянного СО2-лазера не отвечает современным требованиям.

Процессы, происходящие на поверхности электродов, температура которых в зависимости от разрядного тока, давления смеси и ее объема изменяется, интересуют нас прежде всего. От этих параметров может зависеть ход физико-химических процессов на поверхности электродов. Следовательно, возможен и подбор материалов электродов, каталитические свойства которых обеспечивают долговременную стабилизацию сложной газовой смеси в отпаянных СО2-лазерах.

Существует два вида адсорбции: физическая или вандерваальсовская и химическая. На поверхностях, валентности атомов которых насыщены связью с соседними атомами, адсорбция обусловлена только физическими силами притяжения. По природе и механизму она аналогична конденсации пара на поверхности образующейся из него жидкости [9]. Многие поверхности обладают гораздо большей ненасыщенностью, и валентности атомов, их образующие, могут быть неполностью насыщены связями с соседними атомами. При адсорбции такая поверхность будет стремиться образовать химические связи с соприкасающимся веществом. Это и есть процесс хемосорбции. Основное отличие химической адсорбции от физической заключается в том, что в химической адсорбции происходят переносы электронов между адсорбентом и адсорбатом, а при физической – такого переноса нет.

Силы химической связи обычно сильнее, чем физические силы притяжения, поэтому теплоты хемосорбции высокие, а теплоты физической адсорбции – низкие (т.е. близки к теплотам конденсации). Так, теплота хемосорбции СО – 20000 Кал/моль, а теплота физической адсорбции – 6000 Кал/моль [9].

Особого рассмотрения для наших целей заслуживает хемосорбция на оксидах. Оксиды обладают адсорбционными центрами двух типов: ионы металла и ионы кислорода. Роль кислородных ионов ясна из анализа образования поверхностного карбоната в результате хемосорбции углекислого газа:

СО22-→СО32-.

Они же являются активными при хемосорбции СО. Однако, для окиси углерода, помимо механизма связывания с кислородными ионами, действует и второй механизм хемосорбции – преимущественное образование связи с ионами металла [9]. В этой работе подчеркивается, что иногда хемосорбированная окись углерода десорбируется в виде СО (обратимый тип хемосорбции), но чаще в виде СО2 (необратимый тип хемосорбции). Так, окись углерода на Cu2O хемосорбируется отчасти обратимо, а отчасти – необратимо. Причем, автор данной работы приводит сведения о том, что с ростом температуры Cu2O с 20 °С до 100 °С и выше доля газа, десорбирующегося в виде СО2, возрастает с 0 % до 25 %, а доля газа, десорбирующего  при этом в виде СО, падает с 30 % до 0 % от общего количества адсорбированного газа.

Полупроводник с положительными вакансиями, – Cu2O, легко адсорбирует кислород при комнатных температурах и десорбирует его при температурах ниже 200 °С. Окись углерода на поверхности Cu2O может образовывать поверхностный карбонат. Это дает основание предположить, что когда О2 подходит к поверхности Cu2O, насыщенной СО, он, по всей видимости, адсорбируется в виде карбоната, который разлагается по уравнению:

СО32-→СО22-,                               (1)

хотя, с другой стороны, СО32- не разлагается при температуре катализа, но при поступлении новых порций СО к поверхностному карбонату, образованному при адсорбции СО2, реализуется быстрая реакция, при которой на каждый один объем СО выделяются два объема СО2 по реакции

СОадс+СО32-→2СО2+2е,                                  (2)

Это уравнение отражает вероятный механизм низкотемпературного окисления СО. Считают [9], что ее молекулы адсорбируются на ионах металла Cu2O.

Поскольку при температурах свыше 100 °С на поверхности Cu2O реализуется уравнение (2), а не уравнение (1), то на закиси меди адсорбируется СО, и десорбция возможна только в виде СО2. Поэтому в качестве регенератора для регенерации СО2 и поддержания его парциального давления в газовой смеси отпаянного СО2-лазера можно, анализируя вышеприведенное, рекомендовать Cu2O.

Техника эксперимента

Экспериментальные образцы электродов (анод и катод) в виде полых цилиндров получали из многослойных лент. Основой многослойных лент служит сталь, покрытая с двух сторон методом холодного плакирования слоями фольг никеля, циркония, меди толщиной порядка 10 мкм. С применением специальных штампов методами вытяжки эластичной матрицы получали из лент полые цилиндры диаметром 10..20 см различной длины, по технологии, описанной в [10]. Процесс осуществлялся в КФ МГТУ им. Н.Э. Баумана с применением гидропрессов типа П50 и П100. Здесь же с применением лабораторной вакуумной установки и высокотемпературного сушильного шкафа с контролируемой атмосферой осуществляли перевод медного покрытия в Cu2O. Серию образцов элетродов получали с покрытиями из наночастиц меди на их наружной поверхности. Наночастицы меди были получены при лазерном облучении медьсодержащих растворов.

Изготовление кварцевых экспериментальных макетов СО2-лазеров, описанных в [11], осуществляли специалисты ОАО «НИИ материалов электронной техники» и ОАО «Восход – Калужский радиоламповый завод». Экспериментальный макет включал в себя полости для размещения электродов (анода и катода), капилляр (газоразрядный промежуток), соединяющий электроды, балластный объем и рубашку охлаждения. После монтажа электродов экспериментальный макет наполнялся сложной газовой смесью, типичной для СО2-лазера, и герметизировался. На основе имеющегося оборудования монтировалась исследовательская установка для определения долговечности отпаянного СО2-лазера, критерием которой являлось сохранение постоянства парциальных давлений газовой смеси при непрерывном горении разряда в макете.

Схема установки, собранной с использованием двух хроматографов (Х1 и Х2), приведена на рис. 1.

Рис. 1. Схема установки: 1 – гребенка из ампул с исследуемыми газами; 2 – газоразрядный прибор с порционным краном; 3, 6 – диффузионные ртутные насосы; 4 – форвакуумный насос; 5 – вентильный блок; 7 – газосборный насос; 8 – азотная ловушка; 9 – расходомер пенный для контроля газа-носителя; 10 – калиброванный объем для градуировки; 11 – баллон с калиброванной смесью для градуировки; 12 – редуктор для сжатых газов; 13, 14 – автоматические потенциометры КСП-4

При этом исходили из того, что достаточно чувствительным и универсальным методом анализа состава газовых смесей на сегодняшний день можно считать хроматографический метод, который легко обеспечивает количественный анализ всех основных компонентов газовой среды СО2-лазера (CO2, CO, O2, N2 и Xe).

Работа СО2-лазера сопровождается большим многообразием различных физико-химических процессов, которые могут приводить к изменению газового состава, и в то же время эти процессы различались для отдельных областей разряда (катодной, анодной и области капилляра).

Хроматографический метод анализа и проведения измерений газового состава в различных частях отпаянных трубок позволяет оценить влияние материалов отдельных деталей макета и его конструкции на изменение состава газа при работе лазера.

В экспериментальном приборе анод и катод представляют собой цилиндры 10х25 мм.

Макет в процессе исследований был наполнен газовой смесью 4СО2+4N2+2Xe+16He до давления 3460 Па (26 мм рт. ст.) (перед наполнением прибор подвергался технологической обработке – чистке в гелии и тренировке в рабочей смеси при увеличенной токовой нагрузке).

Анализ газовой смеси производился после установления динамического равновесия в приборе при данном токе разряда. Время установления равновесия определяется по стабилизации газового состава и составляет 3...4 ч.

Исследования проводились при отключенном балластном объеме и перекрытой обводной трубке для выявления закономерностей, типичных для определенных зон разряда, т.к. соединение электродных частей обводной трубкой и наличие балластного объема при работе прибора способствует взаимной диффузии газовых компонентов и этим искажается реальная картина процесса диссоциации в различных зонах.

Исследования степени диссоциации и газового состава при различных разрядных токах производились при восстановлении исходного состава смеси или из балластного объема, или полной заменой смеси.

Отбор проб газов из различных частей анализируемых приборов осуществляется с помощью порционных кранов (см. рис. 1). Отобранные порции газов перекачиваются ртутными диффузионными насосами 3 и 6 в газосборный насос Тендера 7, откуда через установленное время накопленные газы автоматически выдавливаются в газ-носитель. Разделение газов производится на двух хроматографических колонках с дефлекторами по теплопроводности, включенных последовательно. На колонке Х1, заполненной активированным углем, при температуре 100 °С отделяют из смеси газов СО2 и Хе, которые после измерения сорбируются в азотной ловушке 8. На колонке Х2, заполненной молекулярным ситом СаА, разделяются Н2, О2, N2, СН4 и СО.

Калибровка чувствительности установки производится путем напуска с помощью электромагнитных клапанов 10 порций газовой смеси известного состава из баллона 11.

Чувствительность установки при объеме порционных кранов примерно 1 см3 не хуже 13 Па (0,1 мм рт. ст.). Относительная точность анализов, определяемая путем многократных анализов состава газов в неработающих приборах, находится на уровне 3...5 %. Время одного измерения 3,5...4 мин.

Результаты исследований и выводы

Исследование показали, что степень диссоциации (α) в токовом диапазоне 10...35 мА различна в различных зонах разряда и определяется физико-химическими процессами, происходящими в них. Катодная часть разряда характеризуется максимальной степенью диссоциации. Это объясняется интенсивной ионизацией, наличием большого числа быстрых электронов внутри катодной полости и другими процессами, поддерживающими эмиссию с катода.

Выявленная интенсивность диссоциации в области анода (по сравнению с капилляром) может быть объяснена увеличенной напряженностью поля в анодном падении, а, следовательно, и увеличением параметра , который определяет скорость диссоциации СО2. Кроме того, в области анода образуется слой пространственного отрицательного заряда, который, вероятно, тоже способствует увеличению α. Было замечено, что степень диссоциации в области анода меньше, чем в области катода, и эта закономерность сохраняется во всем исследуемом диапазоне токов. В отдельных случаях степень диссоциации на аноде может превышать степень диссоциации в катодной области. Как правило, это связано с появлением на аноде искрений и светящихся точек типа микродуг. Наличие же последних обусловлено, вероятно, или какими-то посторонними загрязнениями и включениями, или недостаточностью технологической обработки анода. Кроме того, использование анода без защитной кварцевой втулки способствовало горению разряда на анодных кромках, образованию микродуг и даже оплавлению кромок. Все это влечет за собой дополнительную диссоциацию СО2 в анодной области.

Замеры газового состава по длине цилиндра показали, что парциальные давления газовых компонент, а, следовательно, и степень диссоциации СО2 практически не меняются по длине капилляра. Вероятно, это можно объяснить достаточно высокой скоростью диффузии газовых компонентов в капилляре и однородностью свойств плазмы в нем.

Наличие регенератора из Cu2O в виде покрытия на катоде, хотя и вносит количественные изменения в величины α, не изменяет качественной картины распределения a по длине прибора по сравнению с электродами из платины, – максимум на катоде и постоянство степени диссоциации по длине капилляра. Кроме того, наличие регенератора из Cu2O на катоде характеризуется увеличением парциального давления кислорода во всех зонах разряда.

Разницы в парциальных давлениях Xe и N2 в различных зонах разряда как при наличии, так и при отсутствии регенератора из Cu2O, не наблюдалось в течение 10000 ч испытания макетов отпаянных СО2-лазеров.

1.     Таким образом, хроматографический метод анализа состава газов в различных частях газоразрядного макета, имитирующего работу СО2-лазера на химически активных газовых смесях, весьма эффективен при разработке и оптимизации конструкций отпаянных долговечных молекулярных лазеров.

2.     Наличие регенератора из Cu2O, полученного из наночастиц меди, позволяет получить при больших разрядных токах величину степени диссоциации в капилляре такую же, как при малом токе – 10 мА. Это дает основание считать, что возможны разработка сильноточных СО2-лазеров с долговечностью порядка 10000 ч при использовании регенератора со слоями из Сu2O и исключение применения благородных металлов в приборах с кислородосодержащими средами.

Литература:

1.     Реутов А. П., Марин В. П., Никифоров Д. К., Пчелинцева Н. И., Чистяков Г. А. Тонкопленочные технологии в сверхвысокочастотных и квантовых приборах // Наукоемкие технологии. 2006. №7-8. Т. 7. С. 91-98.

2.     Коржавый А. П., Файфер С. И. Материалы для долговечных катодов газоразрядных лазеров // Обзоры по электронной технике. Сер. Материалы. 1979. Вып. 6(658).

3.     Светцов В. И. Особенности распыления материалов при разряде в химически активных средах // Обзоры по электронной технике. Сер. Электровакуумные и газоразрядные приборы. 1983. Вып. 5(979).

4.     Очкин В. П. Исследования физико-химических свойств плазмы СО2-лазера // Труды ордена Ленина физического института им. Н.П. Лебедева. 1974. Т. 78. С. 3-59.

5.     Бондаренко Г. Г., Жданов С. М., Коржавый А. П. Особенности получения и исследования платиновых эмитирующих композиций // Перспективные материалы. 1999. №4. С. 19-25.

6.     Коржавый А. П. Порошковая металлургия в материалосберегающих технологиях изготовления катодных узлов ИЭТ // Электронная промышленность. 1986. Вып. 3(151). С. 48-49.

7.     Clark P., Wade J. The influence of Xenon on Sealed-Off CO2-lasers // JEEE J. Quantum Electronics. 1968. V. QE-4. No. 5. P. 263-266.

8.     Witteman, W.S. High-Power Single-Mode CO2-laser // JEEE J. Quantum Electronics. 1968. V. QE-4. No. 11. P. 768-788.

9.     Трепнел Б. М. Хемосорбция: Пер. с англ. / под ред. д. х. н. А. В. Киселева. М.: Изд-во иностранной литературы. 1958.

10.  Коржавый А. П., Файфер С. И. Новые методы получения полых цилиндрических катодов // Электронная промышленность. 1980. Вып. 3(87). С. 15-17.

11.  Марин В. П., Власко А. В., Пчелинцева Н. И. Новые технологии получения композиционных материалов, обеспечивающих повышенный ресурс // Наукоемкие технологии. 2008. Т. 9. № 10. С. 4-9.


Тематические рубрики:
Поделиться:
 
ПОИСК
 
elibrary crossref ulrichsweb neicon rusycon
 
ЮБИЛЕИ
ФОТОРЕПОРТАЖИ
 
СОБЫТИЯ
 
НОВОСТНАЯ ЛЕНТА
18.12.2017
С 21 по 24 ноября 2017г. в МГТУ им. Н.Э. Баумана прошла XII Всероссийская инновационная молодежная научно-инженерная выставка «Политехника», посвященная 170-летию со дня рождения Н.Е. Жуковского в рамках Всероссийского инновационного молодежного научно-инженерного форума «Политехника».

11.10.2017
XII Всероссийская инновационная молодежная научно-инженерная выставка «ПОЛИТЕХНИКА», посвященная 170-летию со дня рождения Н.Е. Жуковского 21–24 ноября 2017 года г. Москва

25.05.2017
C 15 по 17 мая 2017г. в МГТУ им. Н.Э. Баумана прошел III этап (Всероссийский) Всероссийской студенческой олимпиады по физике (в технических вузах).

25.04.2017
С 12 по 14 апреля в МГТУ им. Н.Э. Баумана прошел Всероссийский этап Всероссийской олимпиады по безопасности жизнедеятельности.

4.04.2017
С 14 по 16 марта 2017г. в МГТУ им. Н.Э. Баумана прошел III (Всероссийский) тур Всероссийской студенческой олимпиады по иностранному языку (английский в технических вузах).




Авторы
Пресс-релизы
Библиотека
Конференции
Выставки
О проекте
Rambler's Top100
Телефон: +7 (915) 336-07-65 (строго: среда; пятница c 11-00 до 17-00)
  RSS
© 2003-2018 «Наука и образование»
Перепечатка материалов журнала без согласования с редакцией запрещена
 Тел.: +7 (915) 336-07-65 (строго: среда; пятница c 11-00 до 17-00)